Ксения Коба Чашка кофе

Ксюша

У меня есть такой бзик: пылесосить в два часа ночи, я так люблю. Потом в пять утра засыпаешь и так себя хорошо чувствуешь думаешь: боже, сколько же я переделала всего за одну ночь!

Поначалу жуткая тишина прямо-таки пугала. Мы раньше жили в центре города, там постоянно шум машин. У нас с сестрой в спальне ещё окна выходили на рынок. В то время ещё свиней продавали. Этот визг свиней я никогда не забуду!

У нас в городе высадили новые деревья, такие ивушки маленькие, кучерявые. На следующий день иду на работу, смотрю — уже нету. Так они были цепями прикованы. Самое интересное: был забор и они были на цепях! Всё равно люди вынесли. И, я уверена, в тот же день пошли на рынок продавать.

Клубника — это убийственно. Я её не люблю, а мама с сестрой любят. Просят меня: «Насобирай клубники!» А у неё листья колючие! Собираешь её, — и не ешь, потому что не любишь.

У меня был отряд деток, кто чернобыльцы, кто из семей с одной мамой, одним папой. Первое время такие замкнутые были. Пока ещё биографию каждого изучишь! Как-то рисуем маму. А один расплакался, сразу не поймёшь, почему. А у него мамы нет… Как же так? Страшно, конечно.

Но мне показалось, я за свою жизнь никогда не встречала таких деток искренних и благодарных. Так плакали. так плакали! Обнимают за ноги — это вообще… прямо я не знаю — сердце разрывается! Первых было очень тяжело отпускать после того, как тур закончился. Потом всё легче и легче. А потом море так надоело, уже там просто как негр ходишь. Там дают выходные иногда, подменяют, потому что иначе можно с ума сойти. Был у меня день отдыха, поехала в город, ходишь и всё равно думаешь: а у них там сейчас тихий час, а у них там сейчас выступление. Как же они там выступили? Такой интерес…

Приезжаешь вечером, а они на дискотеке, сидят на лавочке, ждут. Подходишь, а они: «Ксения Юрьевна! Пошли танцевать!» — «Пошли!» Они так кружат тебя, ой… Где-то кто-то на лавочке уже заснул.

У меня был случай: один маленький потерялся. Боже, это был ужас, конечно! Я не знаю, у меня такой стресс… Во-первых, ты за них в ответе, во-вторых — ты понимаешь, что у нас очень близко лагерь был возле моря, и такой забор, что в дыры мои малыши пролезали.

А он такой шебутной был! Вообще, вот его нигде не усадишь, не остановишь, ну такой… И он пропал! У меня такие мысли… Уже к морю бежишь, ищешь, — и нигде не можешь найти. Я бледнею, зеленею, семь лет ребёнку, — а он где-то пропал. Куда он мог пойти? Боже, его находят… Он просто заснул на лавочке!!! На последних рядах. После выступления я всех собрала, а его нет нигде. Не знаю, как мы додумались. Мы уже закрыли это помещение, где проходили выступления, открываем, включаем свет… Боже, оно спит, такое сонное! Я в истерике, я его ругать… А кого ругать? Он спит! Он не поймёт вообще, чего ты к нему приколупалась! На руках тарабанишь его в кровать, а утром уже всё прошло. Ой, цирк!

P.S. Ксения Коба в Facebook: http://www.facebook.com/profile.php?id=100001781598401

Ксения Коба
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг@Mail.ru